Сайт strok.net недоступен

Запрашиваемый вами сайт на данный момент недоступен.

Возможные причины недоступности данного ресурса:

  1. задолженность на абонентском счете (по состоянию на 23.01.2019)
  2. содержимое сайта нарушает правила пользования услугой хостинга
  3. нагрузка ресурса на сервер
  4. домен strok.net не прикреплен в панели управления хостингом
  5. домен strok.net прикреплен в панели управления хостингом менее 30 минут назад
  6. домен strok.net находится на паркинге

Вы являетесь владельцем сайта strok.net?

Да, я владелец этого сайта Нет, я здесь случайно

Хотите быстро разблокировать сайт?

Произвести экспресс-оплату
Григорьев Аполлон Александрович
Жизнь истощилась, и начинается уже новая - она пойдет от Православия: в этой силе новый мир.
Как скоро знание вызреет до жизненной полноты, оно стремится принять художественные формы.
Почва, это есть глубина народной жизни, таинственная сторона исторического движения.
Логическое бытие законов несомненно, мировая работа по этим отвлеченным законам идет совершенно правильно, да идет-то она так в чисто логическом мире.., в котором нет неисчерпаемого творчества жизни.
Я верю вместе с Шеллингом, что бессознательность придает произведениям творчества их неисследимую глубину.
Одно искусство воплощает в своих созданиях то, что неведомо присутствует в воздухе эпохи.
У Островского, одного в настоящую эпоху литературную, есть свое прочное, новое и вместе идеальное миросозерцание, с особенным оттенком, обусловленным как данными эпохи, так, может быть, и данными натуры самого поэта. Этот оттенок мы назовем, нисколько не колеблясь, коренным русским миросозерцанием, здоровым и спокойным, юмористическим без болезненности, прямым без увлечений в ту или другую крайность, идеальным, наконец, в справедливом смысле идеализма, без фальшивой грандиозности или столь же фальшивой сентиментальности.
Все идеальное есть не что иное, как аромат и цвет реального.
Художество одно вносит в мир новое, органическое.
Явился Островский, и около него как центра - кружок, в котором нашлись все мои, дотоле смутные верования.